Почему важно изучать иностранные языки? 4 неочевидные проблемы

Психолог Михаил Золотухин описал 4 неочевидные проблемы, которые помогает решить изучение языков – и своего родного, и иностранных.

На этот вопрос есть достаточно много стандартных и логичных ответов:

  • пригодится для путешествий и изучения особенностей других культур;
  • можно читать интересные книги и статьи в оригинале;
  • кино и сериалы можно смотреть без перевода;
  • общаться с иностранцами;
  • чтобы спокойно напевать что-нибудь вроде «Ю май харт, ю май соул» и знать что напеваешь;
  • трудоустроиться опять же легче;
  • перед друзьями блеснуть знаниями;
  • даже в целях профилактики болезни Альцгеймера иностранные языки изучать небесполезно.

В этой небольшой статье я хочу затронуть ещё одну не очевидную на первый взгляд причину, по которой полезно изучать другие языки. И для формулировки этой причины нужна некоторая прелюдия.  Дело в том, что любой язык является одновременно продуктом и средством создания той культуры, в которой он используется. При помощи языка мы можем не только описывать окружающую реальность/особенности собственного внутреннего мира, но и обсуждать свои наблюдения с окружающими.

Небольшое отступление: знали ли вы, что в американском английском, к примеру, есть выражение «Mexican breakfast»? Дословно оно переводится как «мексиканский завтрак», а по факту является сленговым выражением, обозначающим голодный завтрак (сигарета + стакан воды).

Языков и диалектов в мире великое множество, точно больше чем направлений в психотерапии (каждое направление, кстати, имеет свои языковые особенности, своего рода диалекты). В каждом языке есть поговорки, пословицы, метафоры и прочие формулировки, для которых не существует аналогов в других языках, а также смысловые конструкции, присущие одному единственному языку, одной культуре, делающие язык уникальным. Уникальным и оторванным от других.

Бывают языки уникальные, но бедные в своём разнообразии. Бывают невероятно сложные, при этом также оторванные от других, отражающие самобытный уклад (японский, вьетнамский и т.п.), отсюда возникает трудность обогащения за счёт взаимодействия и общения с представителями других народов/культур. В разных языках слова с одинаковым значением могут быть записаны совершенно по-разному, и могут иметь дополнительные значения/оттенки.

Родной язык — это то, что формирует нас, сближает нас с прочими его носителями и одновременно отделяет от носителей иных языков. Быть уверенным носителем определённого языка или диалекта — это в некоторых ситуациях гарант безопасности, особенно в сообществах, настроенных враждебно к представителям иных культур.

Языки, которыми мы владеем, возникли раньше нас, они сближают и соединяют нас с теми, кто создавал их и говорил с их помощью до нашего рождения. Вся наша жизнь с малых лет записана/запрограммирована родным языком: все наши убеждения, ценности, идеи, заповеди и постулаты. Но родной язык, как и родная культура, религия, семейный уклад, являясь привычными, не являются единственными. И единственно правильными.

Задайтесь вопросами: насколько глубоко и красочно ваш язык позволяет вам описать себя, свои особенности, черты и богатство внутреннего мира? Насколько ваш язык приспособлен для передачи информации другому человеку, для детального описания себя или собеседника? Здесь возникают проблемы, относящиеся к области психологии. Приведу несколько примеров.

Проблема «А». Другие слова для мыслей, чувств, явлений

Мы называем свои состояния, чувства, мысли, поведение и проблемы определёнными словами, и для нас эти слова являются/становятся реальностью, в то время как в других языках и слов этих может не быть, либо для обозначения одного явления может быть несколько слов, как например множество слов у эскимосов для обозначения оттенков снега.

Иной раз человек может и не иметь возможностей, языковых средств для обозначения и выражения собственных проблем, переживаний и состояний, из-за чего переживаемое страдание становится невыразимым и ещё более болезненным от невозможности разделить его с другими людьми. Более того, решение актуальной для человека проблемы так же может быть затруднено за счёт скудных возможностей родного языка или же недостаточного владения им. Если человек использует ограниченное количество слов для описания своей ситуации/проблемы, то и его возможности изменить описываемую ситуацию ограничены пропорционально.

Проблема «Б». Интроекция

В гештальт-терапии есть такое понятие как «интроекция». Первичное определение этого понятия сформулировано следующим образом: «Это механизм, посредством которого человек впускает внутрь себя некие идеи, установки, убеждения и т.д. от другого человека без «переваривания» этого материала». Проще говоря, «интроекция» — это процесс некритичного «проглатывания» знаний/информации. Эта информация (идеи, установки, правила) получила название «интроект».

В здоровом варианте «интроекция» — часть любого обучающего процесса. Трудности начинаются лишь тогда, когда этот процесс становится автоматическим и мешающим в удовлетворении потребностей индивида. Интроекты — это такие убеждения, слепо следуя которым, человек может неосознанно блокировать процесс удовлетворения важных потребностей. Например, если человеку внушили, что пить воду из-под крана нельзя и вредно, то, оказавшись случайно запертым в квартире, он рискует умереть от жажды.

Если убедили, что агрессия — это плохо и низко, а просить о помощи — стыдно, то, оказавшись в ситуации насилия, он вряд ли сможет дать отпор или позвать на помощь. Наша культура переполнена подобными интроектами: «мальчики не плачут», «обманывать нехорошо», «старших нужно слушаться» и т.п.

Любые ограничивающие установки/интроекты неразрывно связаны с языком. Отсюда следуют важные выводы, о которых поговорим позже.

Проблема «В». Программирование на родном языке

Базово мы «запрограммированы» на своём родном языке. И программа во многом определяет нашу жизнь, наши интересы, потребности, поведение, действие, наш «язык программирования» может определить и нашу «судьбу», если угодно оперировать подобными понятиями. Наши языковые привычки могут формировать представление о том, чего мы должны хотеть, в каком-то смысле наш язык может определять наши потребности (что в той или иной языковой среде принято хотеть, на что обращать внимание и т.п.).

Язык как способ отражения. С ранних этапов развития другие люди нужны нам не только для безопасности, любви и заботы, но ещё и для отражения, научения/определения: каков я, каков окружающий меня мир и мои связи с ним. С какого-то момента эти процессы организуются посредством языка. Если язык беден и ограничен, то и моё представление о себе/мире будет ограниченным и скудным.

Некоторые речевые практики и вовсе не приспособлены к обозначению индивидуальности человека. Например, простое избегание / обесценивание / осуждение использования местоимения «Я» в речи. Иногда его заменяют местоимением «Мы», исключающим наличие индивидуальности. Многим наверно известно высказывание «Я — последняя буква в алфавите».

Проблема «Г». Способность говорить на языке

История нашей жизни, рассказанная другому человеку зависит от особенностей языка, которым она будет рассказана. То, какую картину своего мира мы представим другому человеку, то, каким будет наше с ним взаимодействие, зависит от возможностей языка, который мы освоили. Думаю, не трудно согласиться с тем, что даже по-русски можно говорить совершенно по-разному. Наш словарный запас, речевые обороты, языковые привычки и т.п., всё это влияет на наши отношения с людьми, на реализацию себя в этой жизни (в зависимости ещё и от того, каким языком мы эту жизнь для себя описали). Кстати, существует точка зрения, что способность составить связную историю является, в некотором смысле, показателем психического здоровья.

Вывод

Вывод довольно прост: изучать иностранные языки полезно для того, чтобы поддерживать собственную картину мира (и себя в нём) богатой и гибкой, иметь возможности реализовывать себя, более эффективно решать проблемы, а то и не создавать их вовсе, видеть реальность с разных точек зрения, делать отношения с окружающими (слово «окружение» в нашем языке можно тоже трактовать по-разному) более насыщенными и питательными.

Опять же, изучение других языков, диалектов, даже более углублённое изучение особенностей родного языка может помочь проработать интроекты и ограничивающие установки, сделать мышление более гибким, ум более пытливым.

И несколько слов о возможной пользе психотерапии в данном контексте.  В рамках того или иного направления психотерапии формируются свои «языки», в этом смысле психотерапевта можно воспринимать как носителя иного, профессионального диалекта. И за счёт взаимодействия с ним, клиент так или иначе может обогащать свой собственный язык. Это уже можно назвать позитивным эффектом психотерапии.

Психотерапевт может помочь клиенту в обнаружении и проработке неосознаваемых ограничивающих установок. Кроме того, психотерапевт в работе может помогать клиенту обращать внимание на особенности его речи, вместе с ним исследовать влияние тех или иных оборотов на восприятие и проживание клиентом проблемных ситуаций. Осознавание привычных речевых паттернов, обнаружение связанных с ними смыслов и значений само по себе может помочь в улучшении качества жизни. Существует даже точка зрения, что переописание мира меняет для клиента в определенной степени и сам мир, и его жизнь в этом мире.

Источник: personagrata-studio.ru

 

Читайте также на Зожнике:

SmartReading: Михай Чиксентмихайи “Поток. Психология оптимального переживания”

Как встать с дивана: препятствия на этапах идеи, действия, принятия результата

Когда пора к психиатру

Как решить психологическую проблему: отойти от нее на расстояние

Кризис = опасность + возможность: как преодолеть психологический кризис

 

Расскажите друзьям: