Тяжелая и вдохновляющая история Ирины Кириченко

“Обложка” поста в инстаграме @zozhnik_ru.

История Ирина Кириченко от первого лица:

20 лет и 20 килограммов – разница между двумя фотографиями на коллаже. Мне самой не верится, но это так.

Я за правду и честность, поэтому я расскажу вам о том, почему говорю о похудении. У меня есть на это полное право. Сбрасывание веса и стремление к красоте оказались главными темами моей жизни. Я не выбирала, но так случилось.

Я выросла в маленьком посёлке на севере. И с самого рождения я была очень полненькой. Резких скачков веса в детстве не было, я просто активно росла вверх и вширь.

Мне это не мешало до тех пор, пока я не пошла в детский сад, а затем в школу. Там мне прямо указали на мою внешность. И последствия я расхлёбываю до сих пор. Сейчас для этого есть красивое слово “буллинг”, а по-простому – травля.

Надо мной издевались целых 11 лет. С самого начала и до самого выпуска из школы. Я была совсем маленькая, когда мне приходили мысли о самоубийстве. И я знаю, что человека можно довести до такого состояния. Регулярное давление и унижение – и каким бы ты сильным ни был, ты ломаешься.

В меня плевали, выдирали клочья волос, били, толкали, обзывали. Я до сих пор плачу, когда это вспоминаю. Больше никогда и нигде меня так не унижали, как в школе.

Ответить им мне не хватало характера. Потому-что в зеркало я видела всю правду – возразить мне нечего. Я понимала, что есть люди с гораздо бóльшими проблемами. Но для меня это была моя личная детская трагедия.

Моя внешность мне не нравилась, а если честно, я ненавидела себя.

Я была настолько большой, что мне трудно было найти красивую детскую одежду. Обычное дело было на рынке стоять на картонке в мороз, и реветь. А продавщица убегала искать большие размеры для «девочки-толстушки».

Я вечно никуда не влезала, кабинки аттракционов мне были тесными.

Но больше всего на свете я ненавидела физкультуру и всё, что с ней связано. Ненавидела и боялась. Для меня это был чистый ад и страдания.

Школа. Спортзал. Я сижу на скамейке на уроке физкультуры, и придерживаю рукой нижнюю челюсть. Она легко потрясывается от страха. Я жду своей очереди на турник. Нужно выполнить какие-то движения, непонятные мне. Для моего тела это слишком сложная координация. Но учителю на это все равно. 

Делай как все. 

Я недолго барахтаюсь на турнике под крики «сумо» из класса, и в слезах сажусь обратно. Мне стремно и стыдно. И такое повторяется каждый раз. В любом движении, которое я делаю. Я не умею ничего, а если пробую – не получается. 

Мне было тяжело бегать, я даже падала в обмороки. Причем, я этого очень сильно стеснялась. Я стеснялась падать в обмороки. 

Поэтому я старалась. Но стабильно везде прибегала последняя. Любая физическая активность во мне вызывала отторжение – моральное и физическое. 

Потом я пробовала заниматься сама дома, включала телевизор с какими-то тупыми зарядками, причем, я уже тогда понимала, что они тупые. Они мне не нравились, ничего не менялось, и я забросила. Но похудеть я очень хотела. Я не принимала себя в таком теле. Это была не я. Я должна быть другой. 

К тому же я уставала от чужого внимания к своей внешности, и не только в школе, а вообще везде. Самым большим моральным унижением было публичное взвешивание и громкое оглашение приговора. Я шла как на казнь.

Я становилась все более замкнутой. Я не хотела, чтоб на меня смотрели. Мне было стыдно, что я такая.

Меня уверяли, что наступит подростковый период и организм переформируется. Я вытянусь, лишний вес уйдет сам собой, и внешность поменяется.

Спойлер: нет.

Стало еще хуже

Сейчас я расскажу про самый сложный период. Мой вес стабильно увеличивался с каждым годом. А в какой-то момент просто попер вверх. Самое ужасное, когда встаешь на весы, и каждый день прибавляешь по килограмму. Я не понимала, что происходит.

Мое сознание отдельно, а тело отдельно.

Оно само меняется, а я наблюдаю за этим откуда-то из глубины, и ничего не могу поделать. Я дошла до самой максимальной отметки 85 килограммов. На меня ничего не налезает, мама шьет мне одежду дома.

К тому же, я обрастаю не только жиром, но и комплексами, страхами, ненавистью к себе. Все это просто зашкаливает. Я совершенно забитая и неуверенная в себе. Моя самооценка не ниже плинтуса, ее просто нет.

Мне очень плохо.

Так как я уже была подростком, у меня вылезли коренные зубы. Они были страшно кривые. И я решилась на брекеты. Плюс, у меня ухудшилось зрение, и я начала носить очки. Представляете, как все это дополнило мою выдающуюся внешность.

Очки я до сих пор терпеть не могу, и ношу их только дома, чтобы никто не видел.

В этот сложный период я начала ходить в художественную школу. И у меня появились первые друзья. Там меня никто не осуждал и не издевался. Мы просто рисовали и все время смеялись. Это время я вспоминаю с большой теплотой. И до сих пор очень люблю творческих людей.

Но в художке я все время сидела, как и в школе, как и дома. В принципе меня это устраивало, это сейчас я понимаю, насколько плохо постоянно сидеть для здоровья, а для организма подростка – тем более. Тогда я была этим довольна.

Но все-таки желая похудеть, я сделала над собой усилие, и начала ходить в группу здоровья для взрослых женщин. Там были несложные тренировки и спортивная ходьба два раза в неделю. Было непросто себя двигать, но в тоже время мне понравился такой формат, не похожий на уроки физкультуры. Я стала меньше есть и устраивать себе разгрузочные дни на яблоках.

Итог: мой вес не уменьшился, ничего не поменялось.
Я разочаровалась в физической активности, диетах и все забросила.
Я дошла до момента полного отчаяния.

Тучи сгустились. Но перед рассветом.

Перед расцветом

Все резко изменилось, когда я попала к эндокринологу на отдыхе в санатории. Я сдала нужные анализы и выяснилось, что моя щитовидка увеличена, на ней есть узлы, и она не вырабатывает нужные гормоны. Мы вернулись домой, и я начала на постоянной основе ходить к местному эндокринологу в нашей больнице.

Встал вопрос об операции.

Но решили начать с гормональной терапии. Мне назначали микродозы гормонов, чтобы смотреть как реагирует организм. Это заняло много времени. Я помню, как мама будила меня каждое утро и давала таблетки. Их надо было принимать за час до завтрака. Таким путем мне подобрали мой личный вариант лечения.

И вес чуть сдвинулся вниз. Впервые. С детства. Тогда, мне увеличили дозу, и за месяц я сбросила 10 килограммов. Это была эйфория. Я не верила глазам. Ничего не делая. Он просто ушел, как будто и не было.

Ушла постоянная отечность с лица. Цвет кожи стал другой. У меня стало появляться больше сил, и я становилась более активной. Я стала ясно думать и лучше соображать. Ушел туман из головы. Пропала постоянная сонливость, голос становился громче.

До красоты конечно было еще далеко, но этот сдвиг меня безумно вдохновил. Приближался выпускной и перед ним мне сняли брекеты, купили линзы и синее платье. Я впервые в жизни почувствовала себя красивой.

Выпускной стал праздником освобождения из тюрьмы. Я до сих пор шучу на тему, что я отсидела 11 лет, и потом откинулась с зоны.

Сразу после выпускного я уехала из поселка в Екатеринбург.

Всё закончилось. Началась другая жизнь.

Я завалила вступительные экзамены в УРФУ. Тогда он еще был УРГУ. Я сидела и рыдала на ступеньках главного корпуса. А на университете висела надпись: «Здесь твое будущее». Видимо я ошиблась. “Это потому – что я тупая. И некрасивая”.

Родители уговаривали вернуться. Они очень беспокоились обо мне, ведь я была абсолютно несамостоятельной. Я ничего не умела делать сама. Вообще ничего. Я всего и всех на свете боялась. В автобусах боялась одна ездить.

Тогда ко мне пришло осознание. Нужно было выходить из детской позиции жертвы. Всю ответственность за свою жизнь надо брать на себя. А не обвинять других, или взваливать на кого-то. Не смогла – сама виновата. Никто больше. Хочешь изменить мир – начинай с себя.

Это была революция в сознании. И я сама ее себе устроила. Мне никто не подсказывал. Потом таких революций еще было несколько. Я с тех пор люблю «чегеварить» свою жизнь.

Я просто уцепилась за возможность все поменять и не собиралась ее отпускать. Я взяла и нашла вуз, где еще успевала по времени сдать вступительные тесты. Поступила и осталась. И ни разу не пожалела и не захотела обратно.

Я поступила на специальность “реклама”. И это пригодилось мне, но позже. Например, побороть страх публичных выступлений. У нас было много ораторского мастерства, нас заставляли выступать перед всей аудиторией. Иногда снимали на камеру и показывали ошибки. Тогда я перестала бояться выступлений и толпы людей. Я посмотрела на себя со стороны, и мне понравилось. Меня похвалили, и это придало мне уверенности в себе.

На радостях всех происходящих изменений я перекрасилась в черный цвет. Я ярко красилась и густо обводила брови карандашом. Почему мне никто не сказал, что это уродливо?

Я еще не до конца принимала свою внешность

И моя фигура меня не устраивала. Все не так должно быть. Все равно что-то не то.

Начался период диет. Голодные игры.

Так как гормоны уже не препятствовали, вес легко уходил на одном яблоке и стакане кефира в день. А потом возвращался, когда я срывалась. И я застряла.

Я читала женские журналы, и брала оттуда диеты, а позже из интернета, не заморачиваясь. Доходила до отсутствия месячных, и только тогда понимала, что это ненормально. Как-то целый год я вегетарианила, и мне нравилась появившаяся легкость. А потом она сменилась на слабость, и я бросила. Короче, все опять было не так.

И я снова вернулась к теме физической активности.

Мама подарила мне на 8 марта книжку с упражнениями, и я стала сама заниматься дома. Я стала привыкать к жжению в мышцах и к нагрузке. Мне потихоньку стало это нравится. И вот книжки мне стало мало. Тогда мы с девочками из универа, решили пойти на фитнес.

Я очень хорошо помню первую тренировку в своей жизни. Все тело горит огнем, а мы скачем как кони. И почему-то нам было очень смешно от этого. Мы были красные и мокрые. А наша тренерша летала как заведенная и еще успевала что-то говорить. А у нас уже язык на плечо.

Я помню, что ее звали Альбина, но фамилию забыла. Она очень заряжала позитивом, подбадривала, веселилась вместе с нами. И постепенно у меня началось наложение положительных эмоций на тренировки. И вообще на движение. Девчонки постепенно забросили,  я стала ходить одна.

Я была как товарищ Новосельцев: «все ушли, а вы, как дурак, остались».

Я ходила на все тренировки. Вообще на все. Меня даже напрягало, что иногда из-за учебы приходилось пропускать. Но я была в восторге. Тело фантастически менялось.

Я уменьшалась в размерах, и на весах. Я стала лучше двигаться и понимать основы техники. У меня стало получаться многое, что не получалось у всей группы. Иногда мне казалось, что я делаю лучше, чем тренеры, и замечаю ошибки, которые они не видят. Я всем жужжала про свои тренировки, что и как там было, чему я научилась.

Больше меня ничего не волновало

Читала разную литературу о питании, тренировках, йоге, погружалась в эту тему по полной. И стала подумывать о себе в качестве тренера. Но гнала эти мысли подальше. Я не верила в себя. С таким-то прошлым – куда мне.

Универ закончился, я устроилась на работу в офис. И на тренировки стало не хватать времени. Впервые в жизни меня начало раздражать, что я весь день сижу.

Мне очень хотелось вернуться в зал. Я мониторила курсы, на которые все-таки хотела пойти, но по времени они совпадали с работой.

Тогда я решила уволиться – через месяц работы. Все были в шоке, но мне было плевать.
Мне нужно было узнать, как там это всё изнутри работает, какие тайны скрывают тренеры, до какого еще уровня можно дорасти.

Первые курсы символично совпали с моим днём рождения. Это была фитнес-йога.  Я для себя решила, что спокойное направление мне подойдет. Но мне посоветовали пройти базовый курс по аэробике, так как это основа любого “групповика”.

Скакать и кричать перед всеми – я такого не представляла, я не смогу так сделать.  У меня и голоса то нет. Но я пришла на базовый курс. С оговоркой что я оплачиваю только теорию. Дальше я идти не собиралась.

Остаться на полном курсе и пройти базовую и стэп-аэробику меня уговорила преподаватель Настя Галеева. Я до сих пор ей очень благодарна за это, она очень хорошо нам все объясняла. Я не представляла, как можно выйти на публику и начать на нее кричать во весь голос. Но она научила.

На обучении мне помог мой опыт тренировок в фитнес-клубе, и умение выступать публично с универа. А голос натренировался, так как на йоге меня научили работать с диафрагмой и дыханием.

Всё во мне сложилось как надо. Я сдала последний экзамен на отлично, меня похвалили, и я вдохновленная начала искать работу.

Первый клуб, куда я устроилась был крайне отстойный – в замученном подвале из фильма ужасов. Я пришла к директору рассказать про себя, а он с порога наорал на меня на тему, что «твой фитнес — это временное развлечение, вы все приходите, а потом уходите в офисы». Мой энтузиазм немного охладился, но я все равно приступила к работе.

Все шло нормально, в зале я себя чувствовала, как рыба в воде и очень любила клиенток, которые ко мне приходили. Ко мне даже девчонки из универа приезжали, с которыми мы начинали когда-то ходить. Затем этот клуб закрыли, и я перебралась в другой на постоянную основу. При этом подрабатывая параллельно в нескольких.

Тогда же я хорошо отработала тему болезненного отношения ко мнению и осуждению окружающих, групповые в этом помогли. Когда приходит много человек, просто не успеваешь подумать о том, что там каждая о тебе подумает. И начинаешь забивать. А потом и просто не думать об этом. Я стала переносить этот навык в обычную жизнь – жить стало легче.

На этом моменте я немного зависла, прям вот засиделась. Развития не было. И фигура продолжала меня не устраивать, хотя веса опасного для здоровья уже не было. Хотелось эстетики.

Как будто я собираю картинку из пазлов, и никак не могу найти недостающий.

Я начала сомневаться в своем выборе, стоит ли мне дальше этим заниматься. Мне неплохо удавалась фотография, и я думала, а не уйти ли мне полностью в нее. Но останавливало постоянное сидение за компьютером, я начинала себя очень плохо чувствовать.

Я перекрасилась обратно в блондинку за одну ночь. И решила искать другое место работы. На мое резюме откликнулись. Кто ищет, тот всегда найдет.

Среди всех девчонок только я прошла кастинг – в клуб, в котором до сих пор работаю. Он совершенно другого уровня, чем те, в которых я была. Я скакнула «из грязи в князи». Меня резко накрыло синдромом самозванца, и я до сих пор это не преодолела.

Открыла для себя тренажерный зал, я впервые туда попала. Я даже не знала, как включать беговую дорожку и стеснялась спросить. Снова начала с нуля.

Я начала тренироваться в тренажерном зале. И мое тело опять начало меняться. Я открыла для себя железо. Оказывается, это круто.

Конечно, потом пошла череда ошибок от неопытности, типа двухчасовых тренировок, недовосстановления, неправильного режима дня и питания. Все сбивалось. Меня снова швыряло в крайности.

И я опять стала прислушиваться к себе, и понимать, что лучше всего организм реагирует на тренировки не больше часа и регулярное разнообразное питание. И в принципе это несложно.

При этом я очень заморачивалась насчет своих знаний, я ж не спортсмен, у меня нет базы. Какое я имею право тренировать? И я снова решила поступать в университет. Я вернулась в УРФУ и подала документы на физическую культуру. Сдала вступительные: бег, прыжок в длину, и сетапы (сгибания корпуса к ногам). Сейчас я учусь на 4 курсе.

Я пробежала “гонку героев”, и отработала свои страхи в виде прыжка с высоты и замкнутых пространств. Занималась дайвингом в Индийском океане, хотя страшно боялась нырять. Я начала ходить на бокс и это стало новым открытием, я планирую продолжать им заниматься.

Иногда я не знаю, зачем я это делаю, ведь можно просто спокойно сидеть со своими страхами. Меня никто не гонит, но я не могу долго сидеть. Я полюбила движение, и оно ответило мне взаимностью.

Плюс я начала постоянно ходить на курсы и учиться по своим направлениям.

Я стала работать не только над мышцами, но и над осанкой и стопами – ведь они у меня очень плохо сформировались из-за лишнего веса, неподвижного образа жизни и сбоя гормонов. Поэтому я глубоко погрузилась в эти темы, осознала их значимость.

И нашла недостающий пазл во всей картине – ключ в формировании фигуры и сохранении здоровья. Мой организм и внешность очень хорошо откликаются на это. Я проверяю все на себе и рассказываю все свои открытия клиентам. И радуюсь, когда у них получается. Значит, все не зря.

Я продолжаю учиться и работать, и я готова к новым открытиям в своей жизни. Меня ломали, но я не сломалась. И не осталась обиженной на весь мир. Я справилась, я проработала всё это.

Я знаю, что я красивая

Я смотрюсь в зеркало, вижу себя на фотографиях. И не спрашиваю об этом у других, я понимаю это прежде всего для себя.

И это самое важное.

Инстаграм Ирины Кириченко: @_irina_kirichenko

Смотрите также на Зожнике:

Есть ли жизнь после похудения. Как похудеть на 50 кг и не вернуть их снова

Как тренироваться всю жизнь

Жизнь в неделях. Или не откладывай на завтра…

Детские травмы наносят ущерб здоровью на всю жизнь

Дмитрий Покревский: “Жизнь шла к закату, и я это ощущал”

 

Расскажите друзьям:

5 1 голос
Рейтинг публикации
Подписаться
Уведомить о
0 Комментарев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии