Личная история: что на самом деле стоит за расстройством пищевого поведения

Эта статья из блога девушки, которая сама пережила и расстройство пищевого поведения, и борьбу с ним. Пожалуй, одна из лучших статей на эту тему.

Многие из нас слышали, что «расстройства пищевого поведения не про еду и не про вес» — это фраза номер один, она звучит со всех сторон и от тех, кто сам страдает от РПП и от тех, кто занимается терапией, она призвана бороться с заблуждениями относительно РПП. Но чего люди действительно все еще не понимают, так это того О ЧЕМ же РПП на самом деле.

Мне кажется, что люди избегают говорить, о чем же именно РПП, потому что это очень сложная тема, в ней много много много слоев, комбинаций различных факторов. Это все усложняет. Самая популярная фраза, какую мне приходилось слышать: «Я знаю, что РПП это не про вес и не про еду, это про контроль». О, да. Часто дело именно в этом, желание контроля весьма часто присутствует, но это слишком упрощенное объяснение.

Причины, которые кроются за РПП, всегда разные, уникальные как сам человек, страдающий РПП, это рискованное дело перечислять возможные причины. Но я пишу этот текст в надежде, что он поможет расширить понимание этих расстройств и прольет некоторый свет на причины, лежащие в тени невысказанности.

Это не про еду или вес. Это про чувство небезопасности в этом мире. Это про чувство, что мы не можем никому доверять, даже самим себе. РПП становится «единственным заслуживающим доверия».

Это про чувства, которые мы не можем вербализировать, которые не могут выть выражены с помощью слов и тогда мы пытаемся «сказать» их с помощью тела.

Это об очень экстремальном, интенсивном чувстве собственной неадекватности. Таком, будто что бы мы ни сказали или ни сделали не ощущается «правильным». «Не достаточно худая» часто означает нечто иное, что больно признать. Означает, что мы «не достаточны». Полный провал.

Это о чувстве, что мы не справляемся с жизнью. Как будто ни в чем нет смысла. Все очень сложно. РПП дает нам чувство успокоения. Со стороны наша жизнь с РПП может казаться абсолютным хаосом, но расстройство дает нам фальшивое чувство безопасности, в котором мы так отчаянно нуждаемся. Проблемы, которые кажутся слишком большими и сложными, чтобы с ними справиться; чувства, с которыми слишком дискомфортно жить – РПП дает нам простые, конкретные ответы на наш стресс. Наши тела становятся проблемой, а чтобы решить эту проблемы нам нужно потерять вес.

Это про потребность чувствовать себя любимой и принятой, но при этом мы чувствуем себя недостойными настоящей любви и принятия. Это про ненависть к тому факту, что мы испытываем потребности и желания. Для некоторых из нас ощущение того, что мы имеем потребности заставляет нас чувствовать себя жадными и эгоистичными. Для некоторых из нас испытывать потребности означает, что нам будет больно, если эти потребности не найдут своего удовлетворения. Некоторые из нас не верят в то, что их потребности заслуживают удовлетворения. Мы стараемся убедить себя, что нам ничего не нужно, избегая еды, нашей самой большой базовой потребности.

Это о низкой самооценке. Это даже больше чем просто низкая самооценка – это ненависть к себе. Ненависть к себе, которая может присутствовать в нас из-за множества причин. Наше доверие может быть разрушено тем, кого мы любили. Может быть, по отношению к нам совершалось насилие: эмоциональное, физическое, сексуальное. Может быть, мы совершили вещи, о которых сильно сожалеем. Мы можем винить себя за болезненный опыт, который произошел в нашей жизни. Мы можем даже не знать почему так сильно ненавидим себя, но чувствуем эту ненависть всем свои существом. Это что-то глубоко внутри, что-то, что мы верим очень темное, опасное, отвратительное и ужасное. Мы верим в то, что мы «плохие» люди и заслуживаем наказания. Мы голодаем, вызываем рвоту, переедаем, занимаемся физическими нагрузками из последних сил, потому что мы чувствуем, что заслуживаем умереть медленной и мучительной смертью. Мы заслуживаем эту ужасную жизнь.

Это об изнурительной тревоге и/или депрессии, с которыми мы боремся и РПП помогают справляться с ними. Некоторых из нас постоянно кидает от депрессии к РПП – когда одна сторона набирает силу, другая ослабевает и наоборот.

Это о том, как нас постоянно парализует перфекционизм. В прямом смысле этого слова. У многих из нас черты обсессивно-компульсивного расстройства и требования к себе настолько высоки, что каждое действие ощущается как провал. Мы оказываем на себя невероятное давление с требованием быть «лучшими». Мы постоянно сравниваем себя с окружающими и постоянно находим, чем мы хуже.

Это про отвращение, которое мы испытываем к нашим телам. Кого-то из нас высмеивали и стыдили за наш вес в детстве – в школе, в семье. Кто-то из нас испытывает неловкость за то, как меняются наши тела в пубертате. Кто-то из нас винит свое тело за то, что над нами совершили насилие. В любом случае, наши тела нас предали.

Это о среде, в которой мы выросли. Кто-то из нас вырос, наблюдая скандальный развод родителей, кто-то пережил смерть важного любимого человека, кто-то из нас рос приемным ребенком, которого передавали из семьи в семью. Кого-то из нас дразнили потому что он был из бедной или из богатой семьи. Кто-то из нас рос в семье, в которой творился абсолютный хаос. У кого-то из нас родители были далекими, эмоционально отстраненными, у других – слишком опекающими и контролирующими.

Это о секретности и тишине. Это безмолвный крик. Мы кричим о любви, помощи, освобождении, прощении, поддержке, принятии. Мы используем для коммуникации наши тела и поведение, а не голоса.

Это про страх. Мы боимся взрослеть и боимся остаться маленькими. Боимся своего будущего и прошлого. Кто-то из нас боится ошибок, кто-то – успеха. Боимся быть «слишком» или «недостаточно». Кто-то из нас боится не быть блестящим, или удивительным, или уникальным, или богатым, или известным, или вдохновляющим, или важным, или заметным или любимым. Мы боимся, что никогда не встретим того, кто нас полюбит, без всяких условий а кто-то из нас боится встретить именно такую любовь. Кто-то из нас боится и того и другого сразу. Все эти противоречия делают нашу жизнь такой сложной и пугающей, с ней становится очень непросто справляться.

Это о том, чтобы держаться за свою идентичность. Мы боимся, что без РПП мы просто ничто. Каким-то причудливым образом нам кажется, что наше расстройство делает нас сильными. Мы верим в то, что РПП маскирует наш страх, стыд, нашу уязвимость. Все те вещи, которые как нам кажется, делают нас слабыми.

Это о болезненных чувствах и о наших установках, что мы не справимся с ними и мы используем РПП, чтобы приглушить грусть, гнев, боль, стыд, вину, безнадежность, страх и т.п.

Это про то, как жить, когда у тебя очень чувствительная душа. Мы переживаем все очень глубоко и интенсивно. Мы часто заражаемся эмоциями других и чувствуем чужую боль. Проблемы и чувства других становятся нашими. Мы бурно эмоционально реагируем на все, ежедневные новости расстраивают нас и настроение может стремительно упасть. Мы все принимаем на свой счет и постоянно обдумываем ВСЕ. Мы чувствуем тяжесть мира на наших плечах так, как будто спасти мир — наша личная ответственность.

Это о подсознательном принятии в себя «западного идеала красоты», который мы наблюдаем изо дня в день. Это означает находиться под постоянными бомбардировками рекламного мира, который внушает нам, что мы недостаточно хороши.

Это об одиночестве. Будто мы постоянно никуда не вписываемся и ни к чему, и никому не принадлежим. Будто нас никто не понимает. Как будто мы нечто совсем иное и не похожи ни на одного человека на земле. И не важно сколько вокруг нас родственников и друзей, это все равно одиночество, пустота, которую, как нам кажется, нельзя заполнить.

Это о выживании. Это помогает нам выживать и справляться с пугающим и болезненным жизненным опытом.

Это о пассивности. Многие из нас ставят на первое место других, а не собственное здоровье и счастье. Мы говорим «да», когда думаем «нет» и «нет», когда имеем в виду «да». Мы подавляем свою настойчивость и в результате нами пользуются, что еще сильнее подкрепляет наше чувство «я ничего не стою».

Это о приватности, иметь что-то, что наше и только наше. Что-то, до чего больше никто не сможет дотронуться.

Это не про вес, но для некоторых из нас про вес. Однако, не так как вы можете подумать. Некоторые из нас хотят уменьшиться так, чтобы стать невидимыми. Мы хотим стать такими маленькими, какими мы себя ощущаем. Мы хотим спрятаться. Наши исчезающие тела становятся метафорой наших исчезающих душ. Кто-то из нас хочет стать больше, чтобы спрятаться за своим весом. Таким образом, наше толстое тело становится нашей защитой. Мы становимся «нежеланными» для мужчин или женщин. И тогда нам не нужно сталкиваться с интимностью, отношениями и сексуальностью. Потому что эти вещи нас пугают. Наши тела отражают то, как мы ощущаем себя внутри. Что истощает дух истощает и тело.

Это о том, как пребывать в такой эмоциональной боли, что ты даже не можешь позволить себе её чувствовать или просто признать. Боль, которую приносит РПП кажется просто благословением по сравнению с настоящей болью. Мы используем РПП, чтобы избежать или отвлечь себя от всех тех вещей, которые на самом деле происходят внутри нас.

Чаще всего это сумма всех этих мыслей, чувств, установок и опыта и множества других факторов, которые я не упомянула. Все люди разные. Это перечень наиболее частых причин, которые известны мне из личного опыта жизни с РПП и которыми со мной поделились другие люди, это ни в коем случае не исчерпывающий список.

Также, пожалуйста, помните, что осознание этих причин заняло время – это и терапия, и саморефлексия и личностное развитие. Тот, кто страдает РПП не делает сознательного решения заболеть РПП, чтобы, например, избежать эмоциональной боли. Это все происходит подсознательно. РПП маскирует все эти внутренние причины и убеждает нас в том, что единственная проблема – это что мы «толстые».

И если ваш близкий страдает РПП, вместо того, чтобы говорить ему «просто ешь», спросите его, что он считает находится за его РПП и не верьте, если ответ будет «я просто толстый», потому что это всегда не тот ответ. Не важно насколько сильно он ощущает это в данный конкретный момент, это всегда гораздо глубже.

Помогите нам остановить молчание. Давайте говорить на более глубоком, не поверхностном уровне. Один из важнейших шагов к выздоровлению включает в себя возможность исследовать и делиться нашими личными историями. Мы должны понять, почему у нас развилось РПП и как оно помогает нам – только в этом случае мы найдем свой путь к исцелению.

Источник the-healing-nest.tumblr.com

Перевод Юлия Лапина

 

Читайте на Зожнике:

5 фактов о расстройствах пищевого поведения

Как выбирать психотерапевта. Мануал

Как работают нейромеханизмы волевой регуляции или почему иногда мы бессильны перед куском торта

Диеты приводят к стрессу, вызывают старение и ухудшают настроение

Привилегии худых. Как мы неосознанно поддерживаем фэтфобию и сексизм

Расскажите друзьям: