5 причин научить детей словам «пенис» и «вульва»

Как только речь заходит о том, чтобы обучать ребенка правильным названиям половых органов, у родителей возникает сопротивление с массой аргументов: и слова «пенис»-«вульва» некрасивые, и зачем детям вообще знать эти названия, и «вдруг они начнут их повсеместно употреблять?».

И непонятно, чем «пися», «писюн» лучше, кроме того, что мы слышали их с детства, использовали в качестве оскорблений, а также слов, над которыми можно дружно похихикать. Давайте вместе разберемся, почему детям по-настоящему важно знать названия гениталий (как мужских, так и женских), и каким образом эта информация помогает новому поколению расти здоровыми и уверенными в себе.

1. Безопасность. Предупреждение насилия

Правильные названия половых органов помогают ребенку избежать насилия. Большинство родителей удивляется, мол, как это вообще связано? Однако связь самая прямая! Это дает детям нужные слова не только для рассказа о том, что с ними уже случилось, но и для прекращения ситуаций, когда происходит нечто некомфортное.

Секс-педагог из Торонто Либа Спринг рассказывает о душераздирающей истории одной женщины, подвергшейся сексуальному насилию в детстве. Тогда единственным словом, которое она знала для обозначения вульвы, было «печенье». Когда она пыталась рассказать учительнице о том, что кто-то хочет ее печенье, педагог ответила: нужно делиться. И насилие против ребенка продолжалось. У девочки просто не было слов, чтобы понятно донести свои переживания и раскрыть преступление.

Поэтому если родители с младенчества обучают ребенка правилам безопасности, рассказывают об интимных местах, которые никто не имеет права смотреть или трогать, дают гениталиям четкие и понятные названия, показывают, где они находятся (точно так же, как показывают и называют остальные части тела: глаза, уши, руки, ноги), девочки и мальчики получают не только инструменты для предупреждения насилия, но и право говорить на эту тему с мамой-папой и попросить у них помощи.

Исследование 1995 года показало, что некоторые сексуальные преступники избегают детей, знающих правильные названия своих половых органов: это говорит о том, что эти девочки и мальчики также получили образование в отношении сексуальности и безопасности. А значит, ими сложнее манипулировать.

2. Принятие своего тела, понимание физиологии

Сексуальное воспитание начинается с обучения ребенка основам гигиены, а уже через них – понимания своей физиологии, анатомии. Вы представляете, как можно рассказать девочке или мальчику о последовательности гигиенических процедур без названия половых органов и их составляющих? Я – нет. И это одна из причин, почему большинство современных взрослых плохо знакомы с правилами интимной гигиены. Не имея элементарных знаний сами, они не могут научить таким простым вещам своих детей. Ведь им тоже никто не говорил, что «пенис нужно мыть проточной теплой водой, уделяя особое внимание крайней плоти, а яички и промежность ополаскивать в последнюю очередь» или «вульву стоит мыть проточной водой по направлению от лобка к промежности, тщательно убирая смегму между внешними и внутренними половыми губами». И совершенно точно мало кто знает правила ухода за анусом после акта дефекации.

Если ребенок узнает названия половых органов через правила гигиены в 2-4 года, он будет воспринимать эти слова как естественные и нормальные. Взрослые считают, что точные термины для частей тела должны быть заменены другими словами, потому что эти слова «плохие», и поэтому дети не должны их использовать. Однако названия гениталий такие же нормальные, как и названия других частей тела. Когда мы используем эвфемизмы, мы прививаем ребенку, прежде всего, неправильное отношение к своему телу.

Пегги Оренстейн в своем выступлении на TED «Что думают девушки о своем удовольствии от секса» отметила: «Начиная с младенчества, родители мальчиков будут называть все части их тела. О пенисе они скажут хотя бы: «это твоя пи-пи». Родители девочек переходят от пупка сразу к коленям, а вся область между ними остаётся безымянной. Нет способа лучше вывести что-то за рамки обсуждений, чем не дать этому названия».

И тут же вспоминается очень наглядная история из книги Ив Энцлер «Монологи вагины»: «Одна молодая вьетнамская женщина поведала мне историю, которая случилась с ней в пять лет. На тот момент девочка только приехала в Америку и еще не говорила по-английски. Ребенок упал на пожарный гидрант, играя с подружкой, и порвал себе вагину. Так как она не могла толком рассказать, что произошло, то просто спрятала окровавленные трусики под кровать. Мама нашла их и решила, что дочку изнасиловали. Маленькая девочка не знала слов «пожарный гидрант» и не сумела объяснить родителям, что произошло на самом деле. Те в свою очередь обвинили в изнасиловании брата ее лучшей подружки. Девочку срочно отвезли в больницу, и там несколько мужчин стояли вокруг кушетки, разглядывая ее раскрытую беззащитную вагину. Потом, по дороге домой, малышка заметила, что папа даже не смотрит в ее сторону. В его глазах дочь стала использованной, испорченной женщиной. С тех пор он так никогда на нее и не смотрел».

Понимание функционирования своего тела также напрямую связано с соблюдением правил безопасности. Например, некоторые женщины не пользуются тампонами, поскольку боятся, что они «потеряются» во влагалище. И в то же время очень много людей обращаются к проктологу, потому что действительно потеряли огурец или отвертку в прямой кишке. Нужно ли напоминать, что это очень опасно?

3. Здоровье. Локализация проблемы и боли

Если в нашем теле есть «слепые зоны», о которых не принято говорить, или которые считаются постыдными, «нехорошими», — это повод игнорировать также заболевания и проблемы данной области. И если женщины, в основном, вынуждены посещать гинеколога (часто принудительно или по причине беременности/родов), то редко какой мужчина доходит до кабинета андролога (специалиста по мужской половой системе). А о походе к проктологу вообще не может быть и речи, хотя геморрой сейчас встречается у каждого второго после 30 лет и практически у каждого первого после 45. Согласны ли вы рисковать здоровьем вашего ребенка?

Дайте своим детям инструмент в виде правильных слов, чтобы в случае возникновения проблем с гениталиями ребенок мог описать локализацию и характер боли/дискомфорта. Это значительно поможет в диагностике и лечении, а также в распространении культуры профилактики заболеваний.

«Зная правильные названия половых органов, дети чувствуют, что у них есть разрешение свободно разговаривать со своими родителями, когда возникают вопросы, — говорит Одри Растин, менеджер по профилактике детского насилия в Торонто. — Точное называние также способствует развитию здорового и позитивного образа тела. Мы не создаем псевдонимы для рук, ног, ушей или глаз. Ни одна часть нашего тела не должна быть тайной, позорной или смущающей».

4. Удовольствие. Нормальное отношение к сексуальности

Чем больше запретов на собственную сексуальность получает человек в детстве и подростковом возрасте, тем больше проблем возникает у него с получением удовольствия от прикосновений, поцелуев, секса во взрослой жизни. Чем больше ограничивающих убеждений из прошлого будет у парня или девушки («Секс – это грязно», «Сексуальные желания нужно подавлять», «От секса получают удовольствие только извращенцы»), тем меньше радости, позитива, наслаждения испытают они в постели.

У меня были две клиентки, которые ни разу не испытывали удовольствия от секса. Причины одни и те же: убеждения, внушенные в 10-17 лет. Одна, занимаясь сексом с мужем, постоянно «слышит» голос мамы: «Спят с мужчинами только шлюхи. Помни, ты не такая!». И убрать маму из постели не получается уже много лет. Вторая считает свои половые органы «грязными» (утверждение бабушки), никогда на них не смотрела и не позволяла своим партнерам делать это. Поэтому секс – только в темноте, только в определенных позах и при «правильных» условиях, что совершенно не способствовало удовольствию и расслаблению.

Пегги Оренстейн, о которой я уже упоминала выше, сказала: «…дети идут на уроки полового воспитания и узнают, что у мальчиков есть эрекция и эякуляция, а у девочек… месячные и нежелательная беременность. […] Мы никогда не говорим «вульва» и уж точно никогда не произносим «клитор». Неудивительно, что менее половины девушек в возрасте от 14 до 17 лет когда-либо мастурбировали. А потом они вступают в партнёрские отношения, и мы ожидаем, что каким-то образом они будут думать, что секс – это про них, и что они смогут озвучить свои потребности, желания, ограничения. Это нереально».

Действительно, усваивая правильную лексику в детстве и подростковом возрасте, имея опыт общения на темы сексуальности, вступая в половые отношения, проще не только начать говорить с партнером о сексе и своих предпочтениях (что нравится, чего хочется), но и четко обозначить границы (что не нравится, что недопустимо или неприемлемо), противостоять насилию и манипуляциям.

5. Уверенность в себе, ощущение собственной ценности

Дети, не получающие ответы на свои вопросы о зачатии, беременности, родах, половых органах, отношениях между взрослыми, идут удовлетворять любопытство к одногодкам, старшим друзьям/знакомым или в интернет. Если же родители всячески игнорируют гениталии – не дают им названия или говорят иносказательно, демонстрируют свой стыд при упоминании этой темы – ребенок найдет другие пути пройти половую идентичность и получить подтверждение: да, у тебя есть пенис/вульва. Специалисты уверяют, что чаще всего это приводит к демонстрации своих половых органов другим детям или взрослым. Отсюда часто растут ноги появления интимных фото в интернете, и как следствие – шантаж, высмеивание. Отрицая сексуальность наших детей, их право на интерес к этой теме и удовлетворение всяческих вопросов, мы подталкиваем их к ранним экспериментам, к поискам ответов вне семьи, где всегда небезопасно.

«Почему мы так боимся слов «пенис», «вульва», «мошонка», «клитор», «промежность», «уретра», «внутренние и внешние половые губы», «крайняя плоть»? Нам кажется, что есть какая-то прямая связь между указанием частей тела и сексом, и если ребенку их не сообщить, то мы таким образом поддерживаем его «невинность». Однако взрослые путают понятия «невинность» и «невежество» — между ними огромная разница. Незнание очень опасно!» — повторяют раз за разом канадские и американские специалисты.

Знания о своем теле, понимание всех физиологических процессов дают человеку уверенность в себе. Если я в курсе, как функционирует мое тело, я точно знаю, когда со мной все ок, а когда стоит обратиться к врачу, чтобы предупредить заболевания.

И вместо выводов расскажу вам историю. На одном из тренингов для десятилеток я упомянула слово «пенис» — аудитория взорвалась хохотом. Однако когда озвучила названия женских половых органов («влагалище» и «вульва»), воцарилась полная тишина. «А что это?» — спросил один из участников. Я стала объяснять, и через минуту он радостно закричал: «Я понял! Это «киска»!». В этот момент я вдруг осознала, что наши дети и подростки от слов «пися» и «писюн» переходят к более взрослым эвфемизмам, и, по сути, совсем не знают нормальных слов для обозначения половых органов. Поэтому сейчас я постоянно говорю родителям: если вы не дадите своим детям нормальную лексику для гениталий, они будут использовать слова, написанные на заборе. Выбор за вами.

Авторка Юлия Ярмоленко — секс-педагог, автор программ по сексуальной грамотности для взрослых и подростков.

Источник sexinforia.com

 

Читайте на Зожнике: 

8 кейсов, когда секс-игрушки показаны для здоровья

Что будет если долго не заниматься сексом

12 новых фактов о сексе

Сколько калорий сжигается во время секса

Почему надо покончить со стереотипами и принять свое тело

 

 

Расскажите друзьям: