Виктория Шевченко о своем первом марафоне

Виктория Шевченко написала для Зожника рассказ о том, как прошел ее первый марафон

«С собой у меня было 6 гелей и 
бутылочка магнезии. Не то чтобы это был
 необходимый запас для марафона,
но если начал набирать еду, то трудно остановиться. 
Единственное, что вызывало у меня опасения, 
так это пакет апельсинов, привязанный к поясу. 
Нет ничего более неудобного и отвлекающего, 
чем апельсины во время бега, но я знал, 
что рано или поздно перейду и на эту дрянь»
 
Istanbul-Marathon-Map

О существовании марафонов я узнала, как мне помнится, ещё в дошкольном возрасте – увидела соревнования по телевизору. Тогда я вообще не поняла, из-за чего весь сыр-бор: ты просто берешь и неторопливо бежишь три-четыре часа. Вроде бы это не так сложно? В общем, мысли были примерно, как у Барни из «Как я встретил вашу маму» в этом отрывке. Конечно, спустя несколько лет я поняла, что не все так легко, что марафон требует довольно серьезной подготовки, и даже добавила его в существующий в моей голове список «100 вещей, которые надо сделать, пока ты жив». Немало этому поспособствовал и увиденный в мае 2013 года марафон в Стокгольме: тысячи бегунов абсолютно разной внешности, возраста, телосложения и уровня подготовки, вдоль всей трассы стоят группы поддержки с плакатами, везде сцены с музыкантами и танцорами… В общем, атмосфера была настолько вдохновляющей, что я решила – не в этом году, так в следующем, я начну бегать и попробую пробежать свой марафон. В итоге все оказалось еще сложнее. Бегать я начала в феврале, сначала не торопясь, просто набирая километраж – 4-5 раз в неделю по 7-10 километров. Как раз тогда я переехала жить в центр Санкт-Петербурга и старалась не ездить на общественном транспорте, а добегать до пункта назначения. Конечно, это порождало некоторые неудобства – приходилось бегать с рюкзаком, да и необходимость принимать душ мешала бегу стать универсальным способом передвижения по городу. В конце концов я нашла идеальный вариант и стала бегать домой с работы. Несколько раз в неделю по набережной, примерно 8 километров. Потом я добавила длинные забеги в выходные (мой максимум был, кажется, 18 километров), причем бежала я по самым красивым местам города – мимо Авроры, Петропавловки, стрелки Васильевского острова и через Дворцовую площадь. Такие виды очень мотивируют. Первой моей беговой целью стал майский полумарафон в Риге, который, несмотря на проблемы со спиной я пробежала с неожиданно хорошим для себя результатом – два часа ровно. На волне энтузиазма я почти сразу зарегистрировалась на ноябрьский марафон Европа-Азия, в Стамбуле. hE1a4_JegRs Он был выбран по нескольким причинам: масштабный, не нужна Шенгенская виза, невысокий стартовый взнос и очень красивые виды во время дистанции. Готовиться я начала, стараясь следовать плану подготовки к марафону, который взяла из программы runkeeper. Он включал темповые, интервальные и скоростные тренировки, порядка 4-5 раз в неделю. Пару недель я честно по нему занималась, но все опять пошло не так. В июле-августе я поняла, что длительный бег все-таки плохо влияет на мою спину, и выяснила, что у меня плоскостопие – следовательно, бегать надо в специальных стельках. Потом помешали личные и рабочие обстоятельства, из-за которых я не бегала почти весь сентябрь, и снова взялась за тренировки лишь в октябре, за полтора месяца до старта. Подготовка заключалась в паре пробежек длиной 16-18 километров, нескольких 6-8 километровых и одной 30 километровой за две недели до старта, после которой у меня довольно сильно заболели колени. До марафона они так и не перестали болеть. Чтобы минимизировать проблемы с ними, я купила обычные неопреновые наколенники, которые очень помогли во время забега – во-первых, они действительно фиксируют коленный сустав и снижают на него нагрузку, во-вторых, в них тепло, что очень полезно для коленей. kRvUYOPEauE Сомнений перед стартом было много, и не только из-за плохой подготовки, а еще и из-за здоровья – «марафон закончится, мне с этими ногами еще жить, а на финише, к сожалению, не дают новый экзоскелет». Вдобавок, я позвала болеть за меня маму, которая прилетала из другого города и мне очень не хотелось, чтобы приезжала она зря. Со мной бежал друг со сходными проблемами подготовки и здоровья. В последние пару недель до забега мы проплакали друг другу жилетки, обсуждая предстоящие трудности. В итоге, на старт я вышла с побаливающими коленями. В кроссовках – ортопедические стельки, которые ощутимо натирали свод стопы. Конечно, я предусмотрительно заклеила стратегически важные места пластырем, но спокойствия это не добавляло. И, поскольку за несколько дней до марафона мне сказали, что на забеге не кормят, а только изредка предлагают воду, я бежала с гелями и изотоником в поясной сумке. Забегая вперед – пункты питания (вода, фрукты) и туалеты на трассе марафона были в достаточном количестве. Виктория Шевченко на турецком марафоне Предполагая возможные проблемы, я взяла с собой пару таблеток кеторола. Дистанция марафона начинается с длинного и очень красивого моста через Босфор, но, к сожалению, насладиться видом с него в полной мере не получилось из-за огромного количества бегунов. Одновременно стартовали марафонцы, бегуны на 15 километров, а потом к ним добавились еще и участники 10-километрового забега. Сразу за мостом начался первый из трех длинных подъемов, примерно с километр круто вверх, а потом так же круто вниз. Здесь колени напомнили о себе в первый раз. Бежать я старалась не быстро, следила за тем, чтоб пульс был не выше 160, не ориентируясь на скорость других – я боялась себя «загнать», поскольку раньше такие длинные дистанции не бегала. Примерно на 13-м километре мы выбежали на набережную. К этому времени в группе остались преимущественно марафонцы – бегуны на меньшие дистанции своё дело сделали. Тут я поймала первый эндорфиновый приход: «вот я, вот море, вот Стамбул, вот марафон, ааааа, как же круто!» Тогда же я поняла, что добегу, в крайнем случае – дойду пешком. Дальше, на 18-м километре, был еще один крутой спуск и крутой подъем. На нем я съела кеторол, потому что колени протестовали все активнее, да и натертые ступни давали о себе знать. После этого началась борьба уже не с организмом, а с внутренним голосом. Вторая половина марафона проходит по набережной, сначала 8 километров в одну сторону, потом 12 – в обратную, это долго и скучно. Там я начала считать километры, любоваться морем и рекламными щитами и отвлекать себя от мысли, что я уже устала, а ведь бежать еще столько же. Диалог с собой звучал примерно так: «Вот, еще километр, а там станция, попьешь, а через три километра можно снова гель съесть, а вот у нас сейчас табличка 24 километра, а у тех, кто бежит навстречу 32, посчитай, сколько еще бежать до поворота, а что написано на футболке у этого парня» и так далее. Очень помог специально составленный под забег плэй-лист в телефоне, бодрый и не раздражающий, а еще отвлечение на воду и еду. Пила я много, почти на каждом пункте, ела где-то раз в 7 километров – обычно кусок банана, один раз яблоко – ну, и свои три геля. «Стены», которую я боялась, так и не случилось.

Виктория Шевченко вместе с мамой

Вместе с мамой

Самым тяжелым было не перейти на шаг, ведь нет серьезных причин не делать этого – никто не узнает, скорость сильно не уменьшится, и это хорошая возможность отдохнуть. Но я решила, что если уж бежать марафон, так бежать, а если остановлюсь – придется начинать все сначала, а во время забега даже подумать о таком страшно. Интересное началось после 30 километра. Здесь уже в ход шло все – считались оставшиеся минуты, километры, отрезки между питьевыми пунктами. В голове крутилось что-то вроде «Вот, сейчас 31 километр, на 32,5 будет вода, а потом на 35, 37,5 и 40, а там уже и финиш, то есть всего 4 пункта, а между ними всего 2,5 километра, это же такая ерунда, а вот смотри, еще 500 метров пробежала, давай, кстати, сколько времени, интересно мама пришла уже на финиш или нет…». И так полтора часа. Ощутимо легче стало на 36 километре, когда стало ясно, что добегу я в любом случае, осталась совсем ерунда, да и надоевшая до зубовного скрежета набережная закончилась. На 40-м километре я допила изотоник, доела последний гель, и рванула на последний подъем. Здесь уже, наконец, появились группы поддержки, которых очень не хватало на набережной, заиграла музыка со сцен и любимая песня в плеере. Конечно, подниматься в горку на пятом часу бега, это испытание не для слабых духом (хотя, пожалуй, на финише марафона таких и не бывает), поэтому я обогнала многих, поплатившись, правда, сильно выросшим пульсом, ронять который уже не было времени, – ведь бежать осталось минут 10 максимум. В итоге, высокий пульс мне аукнулся рвотным спазмом за 50 метров до конца, поэтому добегала я с мыслью «дотерпи уж десять секунд», и прямо за финишной линией меня и стошнило – расплата за скорость. 0IK0dMMJXsQ Ну, а потом все, как обычно – медаль, финишный пакет с едой и подарками от спонсоров, поиски своих болельщиков и безумный эндорфиновый приход. Опытные женщины говорят, что чувства на финише марафона схожи с рождением ребенка. Не знаю, мне не с чем сравнивать, но такой невероятной свободы, эйфории и гордости я не испытывала раньше никогда. Я улыбалась и ревела одновременно, серьезно, это были первые мои слезы от счастья в жизни, и только там я поняла, в каком психологическом напряжении я была предыдущие четыре с лишним часа.

Виктория Шевченко

Виктория Шевченко. Сразу после финиша

Последние пару часов бега я даже не вспоминала о том, что у меня что-то болит – подействовал волшебный кеторол. После финиша я отклеила пластыри со ступней и была в шоке. Более того, даже моя мама-медсестра была в шоке – оба свода стоп были сплошными кровавыми пузырями, которые болели потом еще несколько дней. Вообще, несколько дней после марафона были очень познавательными в плане ощущений – каждый день болело разное: сначала колени и мозоли, потом, почему-то, бедра и мозоли, потом мышцы (тоже каждый день разные) и мозоли… И ходила я первую пару дней очень смешно, а по лестнице спускалась и поднималась только по стеночке. И, несмотря, на все это, я тут же захотела пробежать еще раз, только уже хорошо подготовившись и в удовольствие, а не сцепив зубы. Сейчас, спустя два месяца после марафона, я по-прежнему не исключаю, что когда-то я пробегу еще один, а может и не один, марафон, но пока меня не тянет бегать ни длинные, ни короткие дистанции. Основной вывод, который я сделала после марафона, это то, что для того, чтобы просто пробежать марафон достаточно просто хорошей ОФП и умения пробежать 20 километров и не умереть, а вот для получения удовольствия от этого надо долго и серьезно готовиться. Но результат настолько крут, что время и силы, затраченные на подготовку, окупаются сторицей.   Читайте на Зожнике: Девушка ЗОЖ: Виктория Шевченко Мой первый полумарафон Как пробежать ультрамарафон Силовая подготовка для бегунов Как часто нужно менять беговые кроссовки

Расскажите друзьям: